ПоискSr
6 декабря 2019 г.
Комментарии
Интервью

Георгий Руссу

Заместитель директора Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией

Дела жертв трудового трафика «маринуют» в судебных инстанциях

Centrul de Investigatii Jurnalistice (CIN)

Одно из самых громких дел, возбужденных по факту торговли людьми в 2009 году, все еще в процессе рассмотрения в первой инстанции и нет никаких признаков того, что приговор будет вынесен в скором будущем.

Фотография недели
80_4dff5b0def856
80_4dff5b14244d9
125_4dff5b08de461

Флэш-моб "+1 голос" для мобилизации избирателей © Moldova Azi

Несостоявшаяся поездка в санаторий

Мы равнодушно пробегаем глазами сводки МВД, и за цифрами редко видим чью-то реальную трагедию. По данным полиции, за 10 месяцев 2008 года в Молдове зарегистрировано 2449 ДТП - на 289 больше, чем за аналогичный период 2007 года. На дорогах республики погибло 393 человека, 3030 получили травмы. Это значит: в 393 семьях оплакали и похоронили своих близких, погибших, скорее всего, во цвете лет, оставивших, быть может, сиротами несовершеннолетних детей...
Наталья СИЛИЦКАЯ, 23 января 2009 г., 11:32

2 года назад жительница Кишинева Лариса Данильчик, вместе с мужем Владимиром и с коллегой Натальей Чубук, попала в автокатастрофу. Как любят писать в сентиментальных романах, «ничто в тот воскресный вечер не предвещало беды». 15 октября 2006 года женщины ехали на лечение в Каларашский санаторий, супруг Ларисы решил их туда отвезти. Как вдруг, навстречу их машине внезапно вылетел грузовой микроавтобус! «Ауди» подбросило, перевернуло, вышвырнуло на обочину. И мир накрыла темная пелена...
 
«Бусик», за рулем которого находился кишиневец Алексей Шевченко, столкнулся вначале «лоб в лоб» с машиной Данильчиков, а потом ударил еще один автомобиль. Владелец второго авто и двое пассажиров микроавтобуса практически не пострадали, а машина Данильчиков превратилась в лепешку - прибывшим спасателям пришлось разрезать дверь автогеном, чтобы вытащить Владимира из салона. Всех троих, в бессознательном состоянии, доставили в реанимацию.
 
Говорили, виновник аварии возвращался со свадьбы. Но был он тогда выпившим, или нет - сегодня уже не установить, ибо в уголовном деле почему-то нет медицинского освидетельствования на алкоголь. Хотя оно проводится обязательно!
 
Наталья пришла в себя через несколько дней, оставшись на всю жизнь инвалидом 2-й группы: перелом ноги оказался серьезным и непоправимым. Теперь палочка - неизменный атрибут ее жизни.
 
Владимир 15 дней и ночей, в глубокой коме, пребывал на грани жизни и смерти. Раздробленные ноги и ребра вызвали жировую эмболию легких, и, по всей видимости, мозга. В 90 процентах случаев эта патология заканчивается летальным исходом, Владимиру же «только» ногу ампутировали... По словам Ларисы (она сама - терапевт), муж остался жив лишь благодаря профессионализму великолепной команды реаниматологов, что в ту трагическую ночь дежурила на «Скорой помощи».
 
Самой Ларисе «повезло» - при множественных переломах рук, ребер и сильном сотрясении мозга, ноги остались целы. Поэтому, чуть оправившись, она приступила к новым, нелегким и непривычным для себя скорбным обязанностям - хлопотам о муже, ставшим после аварии инвалидом 1-й группы (история болезни занимает 10 внушительных папок). Прошло уже более 2 лет с момента трагедии, но Владимир еще с трудом говорит, по-прежнему прикован к инвалидной коляске. Чтобы однажды начать ходить с помощью протеза, ему предстоит перенести еще ряд сложнейших (и дорогостоящих) операций. Стоимость его лечения уже достигает 200 тысяч леев.
  
«По причине неполноты и необъективности»
 
На днях суд сектора Буюкань в четвертый раз (!) приступил к рассмотрению данного уголовного дела «о нарушении безопасности движения лицом, управляющим этим средством» (ст. 264 УК РМ). За эти 2 года Апелляционная палата РМ трижды (!) возвращала его на новое рассмотрение по причине неполноты и необъективности. Последним приговором, судья Лянкэ вынес Алексею Шевченко наказание в виде... 6000 леев штрафа в пользу государства. Виновника аварии, покалечившего троих человек, даже не лишили водительских прав!
 
Но, может быть, пострадавшие получили положенную в подобных случаях денежную компенсацию - за превращенный в груду металлолома автомобиль, за «сгоревшие» путевки в санаторий, за приобретенные медикаменты, курсы лечения, оплату сиделок, не говоря уж о таких «тонкостях», как моральный ущерб? Ничего подобного. Подсудимый (любые ссылки, касающиеся его участия в этой истории подтверждаются официальными документами) на суде заявил:"Я полностью признаю свою вину, сожалею о случившемся и приношу извинения тем, кому принес горе. Но заплатить материальный ущерб не могу, у меня таких денег нет, я - студент. Поэтому прошу суд привлечь к делу страховую компанию, которая должна выплатить ущерб пострадавшим. Меня вполне устраивает предыдущее решение суда" (напомним: это лишь штраф - Н.С.).
 
Как видно, судья счел необходимым позаботиться о поддержании прав подсудимого, забыв при этом о соблюдении прав пострадавших по его вине людей и их семей. Более того, по словам Лариса Данильчик и Натальи Чубук, судья Лянкэ в заседании вел себя грубо («просто по-хамски»), повышал на них голос, позволял себе оскорбительные замечания.
 
О бедном (и неимущем) студенте: Ларисе Данильчик рассказали соседи Шевченко, что совсем недавно на его имя зарегистрирована вторая (!) машина. При этом (по доверенности) продолжает ездить на третьей(!) - том самом микроавтобусе, на котором совершил аварию! Злосчастный «бусик» принадлежит его отцу - владельцу одновременно еще двух авто.
 
«Страхование автогражданской ответственности...» - в действии...
 
И тут перейдем к еще одному участнику данной истории, которого никак уж нельзя обойти - к страховой компании. Ларисе Данильчик там заявили, что будут выплачивать деньги лишь после решения суда. Представитель страховой компанию «Молдасиг», где был застрахован Алексей Шевченко, появился в суде только на 4-м процессе. Отказавшись ответить на наши вопросы, он лишь сказал: «Как суд решит, так и будет».
 
Мы же хотели от него узнать, какой смысл в страховании обязательной автогражданской ответственности, если, попадая в серьезное ДТП (и не по своей вине), ты потом оказываешься в полном смысле слова на обочине жизни? Пришлось обратиться за разъяснениями в другую страховую компанию, где нам охотно рассказали, что обычно все происходит так, как регламентировано законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности за ущерб, причиненный автотранспортными средствами» (N414-XVI от 22.12.2006). Так, после ДТП дорожная полиция выезжает на место, составляет протокол. Водители проходят обязательную экспертизу на трезвость (как помните, в случае с Шевченко такого сделано не было!). Затем всех участников аварии вызывают в полицию для дачи объяснений, им выдаются копии протокола о ДТП и постановление о виновности.
 
По закону, заинтересованное лицо должно в течение 48 часов после аварии обратиться с заявлением о случившимся в свою страховую компанию. Обычно пострадавший подъезжает на своем автомобиле в страховую компанию виновного, либо страховой агент прибывает вместе с клиентом на стоянку. Если пострадавший в больнице, сделать это может его родственник, по доверенности. Страховая компания собирает все нужные документы (главные из которых - протокол о ДТП из полиции, и постановление о виновности в произошедшем ДТП). Компания определяет стоимость ущерба. В любом случае, пострадавшему оплачивается ущерб за счет страховой компании виновного. Правда, сроки бывают разные: от 15 дней до нескольких месяцев.
 
Почему же Данильчикам - при наличии всех вышеперисленных документов - «Молдасиг» ничего не возместил (хотя прошло уже 2 года!), а до сих пор ждет решения суда?
 
 «Юстиция» - значит «справедливость»
 
Возникает еще один вопрос: почему суд первой инстанции так упорно не взыскивает с виновного материальный ущерб (ведь и по этой причине Апелляционная палата трижды возвратила дело на новое рассмотрение)? В порядке особого производства судебная инстанция Буюкань, в лице судьи Лянкэ, 10.04.2008 года вынесла обвинительный приговор Шевченко, при этом не высказавшись в отношении гражданских исков, заявленных в рамках данного дела. Лянкэ посоветовал сторонам разрешать вопрос в гражданском порядке. Но учитывая, что данное уголовное дело рассматривается уже 2 года, что помимо разбитой, до состояния непригодности, машины, пострадавшие понесли огромные затраты на лечение, на адвокатов, напрашивается вопрос: сколько времени все это будет длиться, сколько затрат предстоит еще понести?
 
Нынешний адвокат потерпевших пояснил, что суд нарушил положения статьи 387 УПК. Часть 1 этой статьи обязывает судебную инстанцию при постановлении обвинительного приговора либо удовлетворить гражданский иск полностью или частично, либо мотивированно отклонить его. А ч. 3 предусматривает, что в исключительных случаях (когда требуется более точно определить суммы возмещения и надо отложить разбирательство дела), суд может удовлетворить гражданский иск в принципе, с последующим разрешением вопроса о размере полагающегося возмещения в порядке гражданского судопроизводства. Владелец «источника повышенной опасности» (транспортного средства) просто обязан возместить вред, причиненный третьим лицам (ст. 1410 ГК РМ). Более того, законодательство устанавливает солидарную (совместную) ответственность владельцев транспортных средств. Собственником микроавтобуса является, напомним, отец подсудимого - Юрий Шевченко. Как пояснил адвокат, суду надлежало привлечь его в качестве соответчика, также как и страховую компанию, коль скоро сам подсудимый - бедный студент.
 
Далее. Санкция ст. 264, ч. 3 УК одновременно предусматривает и основное наказание - лишение свободы на срок от 3 до 7 лет, и дополнительное - в виде лишения права управлять транспортным средством на срок до 4 лет (N.B.: т.е. и то, и другое!). Ст. 79, ч. 1 УК РМ регламентирует, что при назначении более мягкого наказания судебная инстанция может: ЛИБО назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного уголовным законом за соответствующее преступление; ЛИБО перейти к другому, более мягкому виду наказания; ЛИБО не применять дополнительное наказание, предусмотренное в качестве обязательного. Как же поступил суд, в лице г-на Лянкэ? Назначил штраф, вместо лишения свободы как основное наказание, не применив при этом дополнительного наказания - в виде лишения права управления транспортным средством. То есть дважды смягчил ему наказание!
 
Виновный в ДТП, повлекшем тяжкие последствия, свою вину, как упоминалось выше, признал полностью, и заключил так называемое соглашение о признании вины, в порядке статьи 80 УК РМ (которая предусматривает сокращение вменяемого в вину наказания на одну треть от максимального наказания, предусмотренного за это преступление, и ведет к упрощенному порядку рассмотрения. Но только тогда, заметим, когда возмещен материальный ущерб потерпевшим!)
 
Суд признал А. Шевченко виновным в нарушении безопасности движения и эксплуатации транспортных средств по статье 264, часть 3, п. «а» (то есть повлекшие тяжкие телесные повреждения) УК РМ. При этом наш «гуманный суд» учел смягчающие обстоятельства (полное признание вины, чистосердечное раскаяние, положительную характеристику и отсутствие судимости), и назначил подсудимому наказание, более мягкое, чем предусмотрено законом (вместо лишения свободы - штраф, плюс нелишение водительских прав). Но суд нарушил требования ст. 509 ч. 3 УПК- не принял во внимание отягчающие обстоятельства преступления: причинение преступлением тяжких последствий, совершение преступления средствами, представляющими повышенную опасность, к каковым законодательство относит эксплуатацию транспортных средств.
 
Статья 16 ч. 4 УК относит преступление, предусмотренное ст. 264 ч.3, к тяжким. Потерпевшие получили тяжкие и средние телесные повреждения, что подтверждается актами судебно-медицинской экспертизы. Владимиру Данильчику была ампутирована нога, он стал инвалидом 1-й группы, провел более 2 лет в медицинском учреждении, на его лечение уже потрачено около 200 тысяч леев. Наталья Чубук стала инвалидом 2-й группы, затраты на ее лечение составили почти 50 тысяч леев.
 
Разбитую машину вернули в... мешке!
 
Теперь о том, что не вписывается в Уголовный кодекс. Жертв данной аварии особенно поразил тот факт, что те, кто причастен к данному ДТП, считая себя глубоко верующими людьми, cовершают при этом поступки, непонятные с точки зрения человеческого сострадания и общепринятой морали. Так, пока Лариса и Владимир находились в реанимации между жизнью и смертью, а их 23-летняя дочь Катя дежурила под дверями палаты, поздно вечером пришел в больницу «Скорой помощи» Юрий Шевченко, отец виновного в данной трагедии. Увы, он и не заикнулся о какой-либо помощи, а пришел, чтобы подарить ... фотографию разбитой в лепешку и разрезанной автогеном машины. «Посмотри, из какой машины вытащили твоих родителей», - сказал «добрый человек», оставив девушку трястись до утра в истерике. Объяснить такой поступок, как вы понимаете, довольно трудно...
 
Или другой случай. После того, как родители пришли в сознание, Катя поехала узнать о судьбе их разбитой машины, которую эвакуатор сволок на штрафплощадку дорожной полиции. Ей тут же предъявили счет в 6,5 тысячи леев - «за стоянку». Девушка стала объяснять, что ее родители - в реанимации, денег нет, да и не она должна платить, а виновник ДТП. Почему-то здесь же оказался отец виновника аварии, Юрий Шевченко. Потребовав письменное заявление об отказе оплатить «стоянку» груды окровавленного металлолома, и, воспользовавшись состоянием девушки, ей не дали взамен ни расписки, ни копии, забрав при этом техпаспорт на машину. Потом выяснилось - отцу обвиняемого полиция «просто отдала» (!) разбитую машину, техпаспорт и находящиеся в бардачке страховые документы. Следователь дорожной полиции Александр Сорочан, который был на месте происшествия и составля протокол о ДТП, рассказал в этой связи, что никто - даже сам министр МВД - не вправе забирать машину со штрафплощаки без его письменного разрешения. В данном случае, он ничего такого не давал.
 
Хозяевам разбитого автомобиля пришлось обратиться с заявлением в комиссариат полиции сектора Чентру, но там стали всеми способами тянуть с этим делом. Так, следователь полиции, Морару, на телефонные звонки не отвечал, а застать его на месте никак не удавалось. После передачи дела в прокуратуру сектора Рышкань, таким же образом стали вести себя и прокуроры. Тем не менее, после долгой волокиты, техпаспорт вернули. А вот вместо своей разбитой "Ауди" (которая хоть и была смята в лепешку, но все детали ее были новенькими - недавно из сервиса), семья Данильчиков получила от Юрия Шевченко... мешок (!) с какими-то старыми деталями, явно не от их автомобиля. Так и сгинуло это дело втуне...
 
Юрий Шевченко: «Реальный виновник аварии - не мой сын. Но полиция не стала расследовать эту версию...»
 
В данном контексте мы не могли не поговорить с отцом Алексея - Юрием Шевченко. Он охотно ответил на вопросы. Вот его точка зрения: «Уже 6 или 7 судов было, но Данильчиков и Чубук не устраивает ни одно решение. Моему сыну и реальный срок давали, и условный, и штраф, и лишение прав. Мы принципиально ни одно решение не оспаривали, если вы заметили. Не идем на конфронтацию. Не пойму, почему так затягивают это дело потерпевшие?
 
Мой сын заключил соглашение о признании вины. Суд в таком случае рассматривает дело в упрощенном порядке. Мы это сделали, чтобы дело быстрее закончилось. Сын все признал, взял вину на себя. Хотя на самом деле виноват в ДТП не он, так как перед столкновением с машиной Данильчиков, ему навстречу выскочил другой автомобиль - белый «Опель-кадет». Это случилось после Гидигича, на кожушнинском перекрестке, у поворота налево. Там идет сплошная полоса. Были сумерки, 5 часов, моросил дождь, пустая полоса. Как вдруг сыну навстречу выскочил этот «Опель»...
 
Что в таких случаях делает водитель? Тормозит. На мокрой дороге микроавтобус сына и выкинуло на встречную полосу, произошло то роковое столкновение с «Ауди». Реальный же виновник аварии проскочил за перекресток, остановился, а когда моя дочь выскочила из машины, «Опель» тут же скрылся с места происшествия. Рядом - бензозаправка, ее работники все видели, все могут рассказать, но в материалах дела их показаний - нет! Я подъехал из Кишинева сразу же после аварии, предложил полицейским заехать в Кожушну за «Опелем», но они отказались. И вообще, вместо того, чтобы по «горячим следам» разобраться в происшедшем, подъехавшие кишиневские и кожушнинские полицейские полчаса выясняли, кто будет этим ДТП заниматься! Между прочим, где-то через час приехала молодежь из Кожушны со свадьбы, очень интересовалась случившимся, расспрашивала. Кому это было интересно? Я думаю, владельцу «Опеля», именно он туда ехал на свадьбу.
 
Мне больно вспоминать об этом, но первую помощь Ларисе Данильчик оказал я - вытащил ее из машины, она лежала у меня на руках. Помогал вытаскивать и Владимира. Я - «афганец», умею оказывать первую помощь. Хотя в это время моя собственная дочь тоже лежала на дороге без сознания. У Данильчиков в машине были и деньги, и документы, мы все собрали, отдали им.
 
Я ни в коей мере не списываю с сына всю вину, понимаю ситуацию, готов помогать. Практически каждый день приезжал к пострадавшим в больницу, привозил доноров, но Катя меня выталкивала оттуда. Да, я показывал ей фотографию разбитой машины... Не для того, чтобы как-то воздействовать психологически, просто решил показать, как я помогал вытаскивать ее родителей. А она очень рьяно взялась за меня, кричала: «Ты не должен сюда приходить, ты сюда больше не зайдешь». Извините, моей дочери, столько же лет, сколько ей... Я стал общаться с матерью. Лариса Данильчик - порядочная женщина и мы находили общий язык. Мы предлагали и деньги: 1 тысячу долларов прямо в зале суда, они отказались.
 
По поводу машины. Она стояла на штрафплощадке, где почасовая оплата. Я потерпевших предупреждал, что им 6 тысяч леев насчитали, вызвал Катю, мы подъехали туда со страховым агентом, была сделана опись при свидетелях - директоре площадки и его подчиненных. Катя стала говорить, что не будет платить и отказывается от машины. Но платить все равно надо было. Кто бы заплатил? Она сама написала расписку, что отказывается от машины в счет оплаты за стоянку. А потом стали говорить, что я украл эту машину. Было разбирательство в МВД, они туда пожаловались, что у них украден автомобиль стоимостью больше 2 тысяч долларов. Да им уже страховая компания назначила за него 4800 долларов, но выплатят после окончательного решения суда по нашему делу. Я возвращал им этот металлолом, привез в своем бусике, они отказались его забрать, кроме техпаспорта.
 
Никого не хочу чернить. Мы признали свою вину, но уже пора как-то по-человечески решать вопросы. Наш адвокат с самого начала объяснял противоположной стороне, что чем быстрее завершится рассмотрение уголовного дела и будет вынесен приговор, тем быстрее потерпевшие получат возмещение. Страховая компания тоже ждет окончательного решения суда. По этой же причине рассмотрение гражданского иска Натальи Чубук в суде сектора Буюкань отложено.
 
Вы понимаете, наше дело - одновременно и уголовное, и гражданское. Но пока не будет вынесен приговор по уголовному делу, гражданский иск не будет рас



Мнения читателей
Последние коментарии:
Нет комментариев.
Авторизируйтесь чтобы иметь возможность комментировать.
T