ПоискSr
8 декабря 2019 г.
Комментарии
Интервью

Георгий Руссу

Заместитель директора Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией

Дела жертв трудового трафика «маринуют» в судебных инстанциях

Centrul de Investigatii Jurnalistice (CIN)

Одно из самых громких дел, возбужденных по факту торговли людьми в 2009 году, все еще в процессе рассмотрения в первой инстанции и нет никаких признаков того, что приговор будет вынесен в скором будущем.

Фотография недели
80_4dff5b0def856
80_4dff5b14244d9
125_4dff5b08de461

Флэш-моб "+1 голос" для мобилизации избирателей © Moldova Azi

Для федерализма в Республике Молдова не существует естественных предпосылок

Последние события и ходы игроков в вопросе приднестровского урегулирования опять подняли вопрос федерализации Молдовы. Так, в недавней статье Независимой Газеты интервируемый эксперт указал на то что в Молдове "сложилась ситуация, при которой возможен компромисс... есть компромиссная основа - федеративное устройство Молдовы, на чем собственно, и был построен 'план Козака' ." С чем связана такая настойчивость со стороны России по вопросу федерализации Молдовы, каковы ее возможные последствия и насколько это необходимо для Молдовы?
Думитру МЫНЗЭРАРЬ, 29 октября 2008 г., 12:54

О несбыточных надеждах и конях... троянских

После войны на Кавказе в российских властных кругах похоже появилось опасение что Запад и Молдова могут воспользоваться ситуацией и сделать параллель с Грузией, подняв вопрос о роли России в приднестровском конфликте. О том что она является не посредником, а стороной приднестровского конфликта, которая использует посредническое положение для продвижения своих внешнеполитических целей. Это одно из наиоболее вероятных обьяснений столь срочной встречи Медведева и Воронина в Сочи в августе. Тем более что ей предшествовал визит румынского президента Бэсеску по странам ГУАМ и в Турцию, а также призыв президента Украины Юшенко "разморозить" приднестровской конфликт. Существует мнение что имено призыву Ющенко ответил Медведев посоветовав Владимиру Воронину что южно-осетинский кризис должен послужить тому уроком.

Есть много факторов указывающие на версию, что Россия, занятая нанесением косметических штрихов на свою историю "легитимного" нападения на Грузию, не имела еще достаточно времени и ресурсов чтобы направить все силы на Молдову. Я не полностью согласен с подобным мнением. Скорее всего сомнительная стратегия России в Грузии может подорвать ее усилия в Молдове, если два дела решать одновременно. К тому же в Грузии Россия может, при умелых действиях, построить то что Брюссель потенциально воспримет как успешная платформа сотрудничества с ЕС по решению конфликтов. И это только сыграет ей на руку когда будет решаться молдавский вопрос. Но явно и то что России нужна была передышка, чтобы не работать одновременно по направлению Грузии и Молдовы. И в Москве постарались предупредить усилия Запада в Приднестовье именно в тот период, когда она занималась признанием двух мятежных регионов Грузии.
В данном случае заявления господина Лаврова что приднестровский случай нельзя сравнить с грузинскими конфликтами намеренно дает Молдове надежду ... но ложную. Так как надежда дается лишь чтобы оттянуть время и решить сначала все сложные вопросы на кавказском направлении. Намерения России по отношению к Молдове (о которых я более подробно напишу ниже), не перетерпели никаких изменений. И министр Лавров дал понять это тоже, настояв что с Молдовой в принципе достигнуты договоренности по определенным пунктам плана Козака. Среди них господин Лавров имел в виду и федерализацию.

Таким образом, показав молдавской мыши кусок воображаемого сыра (играя на заплесневелой надежде Кишинева что Москва прислушается к его обеспокоенностям в разрешении конфликта), и поставив эту приманку на приднестровскую мышеловку, Россия начала консолидировать формат который сегодня популярно называть "2+1". Очень скоро группа молдавских экспертов опубликовала документ, в котором представила анализ ситуации и предупредила об опасных подводных течениях в случае вовлечения Молдовы в этом формате в урон формату "5+1".

Предостережение экспертной комиссии логично, и с ней трудно не согласиться. Но не только потому что именно те участники "5+2" которые не входят в трехсторонний формат и балансируют такого супертяжеловеса переговорного формата каким является Россия.

Есть минимум две другие причины по которым Кишиневу просто жизнено важно придерживаться формата где присутствует США и ЕС. Одна из причин кроется в целях переговоров, являющиеся разными, в зависимости от формата. В меньшем формате (2+1), желает Молдова того или нет, целью переговоров, хоть и объявлено "разрешение приднестровского конфликта", на самом деле является другой. Эта цель предполагает логическое завершение российских планов и целей стоящие за вооруженным конфликтом 1992 года. А именно, установление Россией постоянного, институционального механизма в Молдове, который обеспечит долгосрочную роль Молдовы в качестве сателита или прокси России. Ведь Россия даже не ставит вопрос в контексте необходимости разрешения существующей проблемы сепаратизма в Молдове. Ситуация такова, что Кишинев поставлен перед дилеммой платить или не платить цену, которую Москва просит взамен прекращения поддержки сепаратизма в Молдове.

Вторая причина в том, что более широкий формат (5+1) включает важных игроков международных отношений, которые участвуя в переговорах начинают осознавать настоящую природу проблемы, реальные цели России, и свои собственные растущие интересы. Эти страны составляют ту вторую половину политических весов, на которых Молдова может играть, продвигая свои интересы. В широком формате у Молдовы появляются хоть какие-то шансы что ее выслушают, и что она может оказать хоть какое-то влияние на процесс. Именно в этом составе Молдова может ограничить давление России на себя, а также увеличить поддежку Запада и не только по этому вопросу. Формат "5+2" представляет собой платформу с которой можно пытаться, не безуспешно, влиять и на другие вопросы внешней политики представляющие интерес для Кишинева. Он еще хорош тем, что в нем присутствует США, которые, если ЕС уступит в каких-то вопросах России, могут встать на сторону Молдовы. А это чрезвычайно важно в контексте тех невыгодных для Молдовы целей, которые поставила перед собой Россия в приднестровском вопросе.

Для Москвы не имеет смысла "разрешить" конфликт, если он не решится в ее пользу. Ведь у Москвы и так в руках большинство козырей, а обещания молдавского руководства о нейтралитете не слишком ее впечатляют. России вообще-то и не нужен нейтралитет Молдовы. Ей нужна лояльная Молдова, играющая подчиненную роль в ее комманде в рамках последующей анти-западной кампании, которую Москва развернет после консолидации своих позиций в СНГ. Ей не нужна Молдова в составе ЕС, а Молдова управляемая из Москвы. Для этого и нужен механизм который хотя официально был назван федерализацией, но который на самом деле предполагает конфедеративное устройство Молдовы, исходя из предлагаемой российской стороной структуре. Которая кроме прочего определяет необходимость военного присутствия России в Молдове, под любым видом: миротворцы, союзники, защитники, анти-террористическая "совместная" группировка, группа быстрого реагирования СНГ, группа анти-траффик и.т.д. Фантазия в этом вопросе будет использована неограниченная. Но факт в том, что российские войска в Молдове не нужны Кишиневу, но проталкиваются Москвой. И факт в том, что для федерализации Молдовы не существует естественных предпосылок.

О федерализации

Давайте определим что такое федерализация и для чего она используется. Федерализм можно определить как форма правления, где суверенитет конституционно распределен между центром (центральной управляющей властью) и политическими частями (регионами) страны. То есть власть разделена между национальным и региональными правительствами. Довольно общее определение, но этого достаточно для наших целей. Для чего используется федерализм?

а) для более эффективного управления большими территориями;

б) для обеспечения со-существования территориальных формирований которые имеют различные религиозные, этнические, культурные, исторические и другие характеристики (подобно России, Швейцарии, Бельгии);

в) в некоторых случаях определяется историческими событиями, используемая для обьединения территориальных формирований населенными одной этнической/культурной группой которые развивались отдельно и паралельно - как правило это не маленькие территории (похожее было в США, Германии, Великобритании).

То есть, федерализм по определению имеет целью увеличение эффективности и справедливости в управлении государством. В случае Молдовы, федерализм не способствует ни эффективности ни справедливости, скорее наоборот ограничивает применение этих принципов. Молдова слишком маленькая страна, ею может управлять очень эффективно и одно правительство, а создания других госаппаратов увеличит расходы на госслужащих и уменьшит эффективность госуправления. В условиях развивающегося государства, каким является Молдова, когда нет еще своих демократических традиций, консолидированных и сбалансированных институтов, то федерализация приведет еще к появлению региональных кланов, злоупотреблениях и нарушениях, увеличит уязвимость государства к внешнему давлению, создаст трения между бессознательными элитами и критически увеличит риск сепаратизма. Cоглашаясь на федерализацию Кишинев фактически узаконивает сепаратизм. Ведь приняв федерализацию, Молдова так и не сможет восстановить свой административный и политический контроль над левобережьем. Более того, она допустит увеличение контроля российских граждан и чиновников, выступающие как лидеры левобережья, над политическими опциями Молдовы как на внешней так и на внутренней арене. К тому же это может стать прецедентом и спровоцировать дальнейшее дробление страны, приведя к увеличению сепаратистских тенденций на юге. Для управления регионов Молдовы достаточно административного разграничения. Регионы страны слишком маленькие чтобы выступать в качестве республик и продолжать эффективно функционировать как экономическая единица. Нужно просто увеличить региональную автономию, создавая условия для их экономического роста.

В случае Приднестровья предоставление региону федерального статуса не преследует защиту интересов определенного этноса, так как население левобережья представляет тот же этнический состав что и остальная часть Молдовы. Если кто-то попробует настаивать что чиновники в Тирасполе лучше будут защищать интересы граждан Молдовы русской этничности на левом берегу, то легитивен вопрос о том как же быть с теми этническими русскими которые живут на правом берегу? Если их интересы защищаются Кишиневом, то почему тогда Кишинев не сможет также заботиться и о русских на левом берегу? Также появляется вопрос, если следовать этой же логике, как будут защищены интересы этнических молдаван и украинцев на левом берегу? Если бы левый берег был преимущественно населен другой этнической группой чем молдаване, тогда позиции сторонников федерализации были бы сильнее. Но в любом случае они не смогли бы обьяснить экономическую и организационную целесообразность такого разделения.

Несмотря на аргументы, которые приводятся в этой статье, существует немало игроков, которые пытались и пытаются убедить Молдову, что федерализация это единственный шаг для урегулирования конфликта. Ранее в этом русле предположения высказывались чиновниками США, ОБСЕ и некоторых европейских стран. Чтобы понять причины таких предложений, надо понять политическую культуру Запада, которая основана на политическом компромисе. А воспитанники этой системы привыкли что федерализация это лишь один из механизмов для этих компромисов, не несущий в себе большой опасности для государственности страны. К тому же, как показали события и опыт после развала СССР, даже специалисты по пост-советскому пространству на Западе не всегда полностью понимают процессы происходящие в этом регионе. Доказательством этому служит растущее в последнее время непонимание причин в западных экспертных и академических кругах, почему предыдущие волны демократического преобразования в Латинской Америке, Южной и Центральной Европе были относительно успешны, тогда как бывшие республики СССР скатываются к авторитарной форме власти. А ведь именно причины авторитаризма, среди которых слабая политическая культура, остатки советской идентичности при несформировавшихся или размытых новых идентичностей, неформальные индивидуальные и институциональные связи чиновников пост-советских стран, и.т.д., и определяют тот кризисный потенциал, который федерализация несет в себе для Молдовы.

Получается что федерализация навязывается Молдове несмотря на то что в условиях такой маленькой страны она нецелесообразна. То есть, как говорит само название статьи, естественных предпосылок для федерализации Молдовы не существует. В настоящее время навязывать Молдове федерализацию это все равно что дать человеку, у которого болит голова, костыль, пытаясь убедить что у того болит нога. Необходимо задаться вопросом о причинах такого прессинга. Тогда становиться ясно, что федерализм для Молдовы нужен России, именно для того, чтобы обеспечить тот институциональный механизм, который позволит ей превратить Кишинев в сателит Москвы. То есть, фактически Молдова уступает тогда свой суверенитет другой стране, России, которая к тому же имеет авторитарный строй управления. Исходя из эмпирического опыта и теоретических изысканий, создается очень большая возможность что Россия экспортирует тогда элементы своей политической системы и в Молдову. В результате, федерализм будет иметь минимум четыре негативных последствия для нашей страны:

1) постепенная полная потеря суверенитета и фактическое возвращение в некий гибрид СССР, созданный Россией;
2) рост авторитаризма, который в условиях более аграрного в Молдове общества чем в России может превравиться в тоталитаризм;
3) полная остановка курса на интеграцию в европейские организации и институты, включая ЕС;
4) вынужденная необходимость (заставят) поддерживать внешнюю политику России по отношению к Западу, которая будет конфронтационной особенно по отношению к США.

Вкупе с выше перечисленными пунктами это спугнет западные инвестиции и приведет к экономическому регрессу Молдовы, а значит к ухудшению уровня жизни ее граждан. Надо учитывать что инвестиции того качества которые нужны Молдове нужны и самой России.

Покупая кота в мешке

История и эмпирический опыт несомненно полезные источники знаний для политиков и исследователей. Возьмем пример того как французское завышенное самомнение и плохая подготовка к визиту в Россию уже сыграла злую шутку с французским президентом. Желание лидерства привела к тому что документ с Россией практически согласовывала Франция от имени ЕС, отказавшись от соответствуешего опыта и знаний по России которыми владеют специалисты США а также от опыта других стран ЕС. Из-за "неточного перевода" ЕС и Грузия сталкиваются с большим сопротивлением России по поводу эвакуации российских войск. Эта ошибка ЕС, да и Грузии в том числе, должна быть хорошим уроком для Молдовы.
Российское описание федерации для Молдовы больше похожа на конфедерацию, что не может не беспокоить. Молдова смогла бы воспользоваться тем опытом западных дипломатов который сама не имеет, чтобы избежать ляпусов подобных тому что допустил французский президент. В случае выше, Франция не пожелала воспользоваться опытом своих коллег по ЕС. С другой стороны, Кишинев не должен полностью полагаться на Запад, так как он должен учитывать и интересы которые западные отдельные игроки могут иметь, включительно в контексте их возможных желаний уступить России. В создавшейся ситуации существуют предпосылки что ЕС особенно склонен на уступки России, особенно по вопросу федерализации. Молдова должна объяснить своим европейским партнерам свои озабоченности и опасения по данному вопросу.

Если отдельные страны ЕС не пожелают понять Кишинев, то он должен сопротивлятся возможным уговорам уступить России по федерализации. Для этого нужно использовать свои посольства и создавать лобби в Брюсселе и в национальных столицах ЕС с целью разьяснения своей точки зрения. Создавая союзников и сторонников среди отдельных стран-членов ЕС, Молдова существенно повысит свои шансы ограничить эффективность российского лобби в Брюсселе. Серьезный потенциал, как с точки зрения генерирования идей так и возможностей распространения и лоббирования молдавских интерпретаций и интересов за рубежом, несет в себе и молдавское гражданское общество. Несмотря на некоторые заявления властей о необходимости более плотной работы с гражданским обществом, руководство страны не делает эффективных усилий для сотрудничества с ним.

Против возможного прессинга со стороны ЕС нацеленный на продвижение идеи федерализации, Молдова могла бы использовать помощь США. И наоборот, если Вашингтон продвигает то, что не соответствует интересам Молдовы, нужно попытаться нейтрализовать это усилиями ЕС. Работа посольств и других форматов лобби на Западе очень важна, особенно в Соединенных Штатах.

Молдова очень слабо работает по этому направлению и не всегда по вине молдавской дипломатии. Роль политического руководства для повышения эффективности этого инструмента внешней политики критичен. В истории каждой страны есть разные периоды, когда существуют определенные приоритеты. Борьба вокруг Молдовы и на континенте идет посредством инструментов дипломатии. Сегодня приоритетом Молдовы является необходимость сильного и достаточного по численности дипломатического контингента который бы продвигал и защищал интересы Молдовы. Молдове нужны дипломаты которые бы умели и знали с кем и как общаться, чтобы позиция Молдовы была учтена. Которые бы знали хорошо культуру и язык страны где находятся, а также детальную политическую коньюнктуру. Которые бы умели представить свою точку зрения в контексте местных ценностей, чтобы быть убедительными.

Быть эффективными в такой стране как США, например, имея всего несколько человек в посольстве практически невозможно. Качество персонала работающего за рубежом также чрезвычайно важна. А чтобы привлекать лучшие умы в молдавскую дипломатию необходимы стимулы, и не только финансовые. Идеи невозможно генерировать в обстановке где инициатива не только не поощряется но и пресекается. Где привыкли работать рефлекторно, по приказам и указаниям.

Чтобы сделать хорошую покупку необходимы знания о приобретаемом продукте. Будущее Молдовы решается в среде дипломатии, инструментами дипломатии, и дипломатами. Чтобы влиять на свое будущее, Молдова нуждается в дипломатах высокой пробы, или хотя бы не ниже чем у своих соперников по дипломатической игре. В противном случае Кишинев опять купит кота в мешке: "разрешение конфликта" выльется в федерализацию с прилагаемой возросшей зависимостью от России и угасанию перспективы войти в ЕС, а федерация станет конфедерацией.

**** Думитру МЫНЗЭРАРЬ является ассоциированным исследователем при Институ



Мнения читателей
Последние коментарии:
suruceab, 26 октября 2009 г., 14:04
Умница...
Авторизируйтесь чтобы иметь возможность комментировать.
T