ПоискSr
7 декабря 2019 г.
Комментарии
Интервью

Георгий Руссу

Заместитель директора Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией

Дела жертв трудового трафика «маринуют» в судебных инстанциях

Centrul de Investigatii Jurnalistice (CIN)

Одно из самых громких дел, возбужденных по факту торговли людьми в 2009 году, все еще в процессе рассмотрения в первой инстанции и нет никаких признаков того, что приговор будет вынесен в скором будущем.

Фотография недели
80_4dff5b0def856
80_4dff5b14244d9
125_4dff5b08de461

Флэш-моб "+1 голос" для мобилизации избирателей © Moldova Azi

Целевое исследование: «Curier», «NIT». 24 июня 2009 г. Материал подготовила Виктория Филипп

24 июня телеканал с квазинациональным покрытием «NIT» вновь вернулся к обвинениям в коррупции, озвученным представителями ряда компаний по перевозке пассажиров в адрес кишиневской мэрии и генпримара Киртоакэ, который участвует в кампании по спискам Либеральной партии.
НЦЖ, 7 июля 2009 г., 12:19

В материале, который ведущая передачи  «Curier» на румынском языке (21.30) назвала расследованием, журналист  «NIT» не пытается развить сюжет и не выдвигает никаких предположений, которые задалась бы целью расследовать, а просто возобновляет обвинения, высказанные перевозчиками на пресс-конференции 23 июня. 

Материал продолжительностью около 2 минут далеко не отвечает требованиям журналистского расследования, а также принципам подготовки информационного сообщения или проведения уличного опроса. Представленная информация однобокая, тенденциозная и несбалансированная, «расследование» явно «хромает» в плане документирования, цитирования достоверных источников и представления доказательств, поддерживающих обвинения в коррупции. Автор не приводит мнение представителей мэрии и Дорина Киртоакэ,  а также не уточняет, были ли предприняты попытки найти этих людей и дать им возможность ответить на обвинения, приведенные в их адрес. 

Пристрастное отношение и неотделение фактов от оценок проскальзывает буквально в первой фразе лида («Curier», выпуск на русском языке, 20.00), озвученного ведущим в студии: «Непомерные аппетиты столичных чиновников стали неподъемным грузом для автоперевозчиков». Это утверждение не приписывается ни одному из источников, значит, есть все основания полагать, что это личное мнение авторов.

Хотя во вводной фразе, предшествующей вставкам, говорится, что «в ходе проведенного расследования водители признали, что расценки зависят от  маршрута и составляют от 5 тысяч до 8 тысяч евро», («Curier»,  выпуск на румынском языке, 21.30), эти утверждения не находят подтверждения в ответах цитируемых источников. Расплывчатые ответы, которые дают первый и третий источники, свидетельствуют о том, что вопросы были специально  сформулированы таким образом, чтобы получить двусмысленные ответы.

Текст автора:  «На вопрос о том, как можно получить  место на маршруте  - документ, на основании которого владельцу маршрутного такси разрешено осуществлять перевозку пассажиров, некоторые водители признались, что им пришлось выложить десятки тысяч евро, которые взимают в  неофициальном порядке служащие примэрии». Представленные ниже вставки не поддерживают это утверждение корреспондента.

Вставка 1.

Водитель: “Зависит от маршрутки. С какого она года. Я знаю…”

Корреспондент: „…более подходящая сумма»

Водитель: „доходит до 27 -  27тысяч».

Корреспондент: „евро, да?”

Поскольку корреспондент не включил в материал вопрос, который он адресовал водителям,  из ответов можно сделать вывод, что некоторые интервьюируемые  отвечают на вопросы, касающиеся стоимости инициирования бизнеса по перевозке пассажиров (стоимость машины, которая зависит от года выпуска, другие дополнительные расходы, которые предполагает обслуживание маршрута), и не имеют в виду взятку в размере десятков тысяч евро, о которой говорит корреспондент. 

Вставка 2.

Водитель: «Неофициально? Ну, вот, уже начинается… Знаете, что это такое? Это развод, это развести лоха называется, знаете ли. Да, именно так /…/ Нет, вам надо идти в примэрию и спросить: г-н примар, сколько стоит маршрут?».

Корреспондент: «Это неправильно, я хочу, чтобы люди знали…».

Неясно, почему автор решила включить в материал второй источник, который не предлагает иную точку зрения, не подтверждает и не опровергает  изначальные обвинения. Более того, судя по тону ответов, этот человек раздражен и видит в вопросах корреспондента попытку вовлечь его в каких-то нечестных играх: (развод, о котором он говорил).

Текст автора: «Другие водители отказались назвать имена людей, берущих взятки за распределение маршрутов, а также за маршрутные листы, но дали понять, что, тем не менее, такая практика существует  в примэрии».

Вставка 3.

Водитель: „Сколько скажут, столько и надо дать. Смотря как договоришься с человеком».

Корреспондент: « Я знаю, что примерно стоило около 27 тыс. в этом году. Это реально?».

Водитель: «Нет, это неправда.  27 тысяч? Что стоит 27 тысяч?”

Корреспондент: „Маршрут”.

Водитель: „Вместе с машиной? Зависит от маршрута. Не все маршруты дают одинаковый  доход, к примеру. Одни маршруты выгодные, например, 103, 160, а другие  нет. Но 27 тысяч никто не даст за машину вместе с маршрутом».

Корреспондент: „А сколько?  20 тысяч?”

Водитель: «Что-то около того. Зависит и от года выпуски машины»…

Это двусмысленное утверждение оставляет место для  кривотолков. Водитель, kotorii ne poneal boprosa вопроса, пытается уточнить, что именно хочет узнать  корреспондент. Несмотря на то, что в диалоге опущен первый вопрос корреспондента, из разговора становится ясно, что журналист хочет узнать, «сколько стоит маршрут», а не сколько стоит неофициально так называемей маршрутный  лист, на который ссылается чуть раньше. Тот факт, что и первый, и третий водитель говорят о годе выпуска машины, четко указывает на то, что они имеют в виду обслуживание маршрута в порядке бизнеса, о чем  говорит и фраза «27 тысяч никто не даст за машину вместе с маршрутом».

Ключевые слова «бакшиш», «неофициальные сборы»,  «взятка» не присутствуют в ответах источников, несмотря на попытки автора в сопроводительном тексте подбросить идею о том, что водители обвиняют примэрию в коррупцию и что им приходится платить в неофициальном порядке значительные суммы – от 5 до 8 тысяч евро.

Много вопросов поднимают и использованные в материале кадры. В начале дискуссии третий водитель появляется  в кадре и его нетрудно узнать, но затем  объектив камеры направлен на ветви ближайшего дерева. Этот прием может иметь несколько объяснений: либо человек заявил о нежелании сниматься, но, тем не менее, корреспондент показал его изображение, либо это было сделано для того, чтобы легче было манипулировать звуковым текстом.

Вывод, который напрашивается, однозначный: этим материалом  «NIT»  грубо нарушает этические и профессиональные стандарты, а также Регламент освещения средствами массовой информации Республики Молдова избирательной кампании по досрочным выборам Парламента 29 июля 2009 года.

 



Мнения читателей
Последние коментарии:
Нет комментариев.
Авторизируйтесь чтобы иметь возможность комментировать.
T